facebook vk livejournal на главную написать письмо карта сайта
ЦЭП: экотуризм в России и зарубежом. На главную.  
Rambler's Top100
Рус  |  Eng
 

Отзыв по туру Перелетные птицы дельты Волги

21-11-2008

автор - Ольга Павлова, журнал Forbes Style, зима 2008

Сначала закончилась асфальтированная дорога, потом — мосты через реки, а 2-этажные дома сменились деревенскими избами. Степной пейзаж с каждым пройденным метром становится все более диким. Чем ближе мы к Астраханскому биосферному заповеднику, тем быстрее исчезают следы цивилизации — магазины, рекламные щиты, инспекторы ГИБДД.
— Поскорее бы уже, — торопит события и свой Nissan Patrol Игорь Жигачев, юрист и владелец московской юридической компании.
В Астраханском аэропорту Налиманово было много похожих на Игоря людей, бородатых, в камуфлированной одежде. Кто-то с охотничьим снаряжением, кто-то с удочками. Но в отличие от сотен москвичей, которые приезжают в Астрахань на охоту и рыбалку, у Игоря с друзьями Андреем и Игорем благие экологические намерения — наблюдение за птицами в заповеднике.
Вот уже показался изгиб небольшой речки, желтоватый ивовый берег, несколько деревянных домиков (в одном из них прожил две недели Джералд Даррелл), забор с покосившейся калиткой, из-за которой внимательно смотрят на гостей индюк и две собаки.
Мы на острове, которых здесь, в дельте, тысячи. Речка перед домиком — ерик, один из протоков, на которые Волга делится прежде, чем раствориться в Каспийском море.
— Таких красивых диких мест, нетронутых человеком, в мире почти не осталось, — говорит Игорь. И добавляет, что это совершенно непередаваемое ощущение — понимать, что на десятки километров вокруг ни души.
На следующее утро, как только растаял туман, узкая длинная рыбацкая лодка, здесь ее называют «бударка», начинает продираться сквозь небольшие речки-каналы в дельте Волги. Пока плывем, слышен всплеск воды, и кругами к лодке идут волны от мощного удара: крупная рыба, жерех либо сазан, выпрыгивает из воды.
С соседней коряги взлетает птица — большая серая цапля. Следом расправляет мощные крылья хищник — орлан-белохвост. Он смотрит на нас с явным упреком — ему так хорошо сиделось на дереве, пока его не стали фотографировать.
— Это только начало, — обещает Николай Николаевич Гаврилов, наш сопровождающий, орнитолог заповедника с 35-летним стажем.
Дельта Волги — настоящая находка для наблюдателей. Здесь 280 видов, в том числе 40 редких: занесенные в Красную книгу орланы-белохвосты, редкие белые журавли стерхи, бакланы, пеликаны, цапли, лебеди и другие перелетные птицы. Осенью они останавливаются в заповеднике, чтобы с наступлением заморозков лететь на юг.
Потревоженные нашим появлением огромные птицы взлетают со всех сторон. Игорь и его друг Андрей при каждом шелесте крыльев достают фотокамеры с мощными телеобъективами, фокусируясь на летящих объектах.
Вот мы уже на раскатах — широких, временами похожих на море, разливах Волги. На фоне постоянно меняющей цвет воды сияют белизной стаи лебедей — их тут сотни. Едва заслышав урчание моторной лодки, птицы бьют по воде лапами, крыльями, разбегаются и устремляются в небо. Следом, выгнув шеи, набирают высоту серые гуси и черные бакланы. И кажется, что там, наверху не остается свободного места, будто летят не птицы, а несметный пчелиный рой. Впрочем, Николай Николаевич говорит, что птиц пока мало (на севере еще не похолодало), и обещает, что недели через две лебедей будет в десятки, а то и сотни раз больше.
Лишь цапля не улетает, завидев нас. Она флегматично стоит чуть поодаль и позирует, поджав ногу, Игорю.
— Птицы все понимают и заигрывают с тобой, кокетничают — улыбается фотоохотник, не отрываясь от камеры.
Игорь Жигачев давно увлекся наблюдением за птицами, но долгое время просто смотрел. Лишь два года назад купил три профессиональные камеры, несколько телеобъективов (самый большой — с фокусным расстоянием в 500 миллиметров), и теперь занимается фотоохотой
— В жизни не разглядишь, как птица летит, как поджимает лапы, как держит шею, какое у нее строение крыла. На фотографии все это видно, — объясняет Игорь свою страсть.
Про птиц он знает все, почти как сопровождающий нас орнитолог. Юрист выезжает на фотоохоту три-четыре раза в год (ездил бы и чаще, да бизнес не позволяет), изъездил всю Россию до Урала и многие европейские страны. Был и в Антарктиде: фотографировал пингвинов и буревестников.
Со стороны может показаться, что это птичья фотоохота — скучное занятие. Ничего подобного. Нужно лишь проникнуться происходящим. Игорь — поэт природы, он одухотворяет животных, птиц, даже насекомых, у каждой птицы на его фотографиях, как у героев Шукшина, своя история.
Вот с озабоченным видом над рекой летит зимородок. Яркий, глянцево-синий. Игорь рассказывает, что самцы этого вида — многоженцы, содержащие по две-три семьи. Поэтому им приходится крутиться, добывать пропитание на всех сразу, выплачивая алименты рыбой. Вот плывет баклан. Над водой видна только шея, поэтому кажется, что это змея. Бакланы так ловят рыбу, а потом долго сидят на ветках и сушат перья — иначе не смогут взлететь.
Вот гусь в полете переговаривается с другим о том о сем, вот пингвин Адели, альбинос, пытается понравиться фотографу и поет какую-то песню на своем языке. Вот молодой орлан гневно кричит на старого, который занял его территорию и пытается съесть его сазана. А у старика уже нет сил сопротивляться такому напору и он обреченно улетает от раздраженного молодца. Правда, свою добычу уносит в лапе.
— У птиц все как у людей, они знакомятся, ухаживают, переживают, разбивают пары, — увлеченно рассказывает Игорь.
Но сейчас не до птичьих баек. Мы приплыли к живописной косе, и тут, в зарослях тростника, посреди раската, устраиваем Игорю засидку. Вокруг лодки строится шалаш, который накрывается его маскировочной сеткой. В домик загружаются две тяжелые сумки — с фототехникой и термосом. В этом шалаше Игорь остается на три часа — он будет сидеть и ждать, пока на косу не вернутся успокоившиеся лебеди, цапли, смелый лунь и белохвостый орлан.
Сфотографировать птицу в естественных условиях возможно лишь, пойдя на определенные жертвы и даже риск. Однажды Игорь нашел гнездо скопы, где сидела самка с птенцами. Пришлось больше часа висеть на вершине башни из сухих стволов сосны, посреди болота и ждать. Наградой стала жаркая семейная сцена — сварливая самка ругала самца, что тот ленится и приносит мало еды. Несчастный, поймавший уже три рыбины, отдыхал на ветке и пропускал мимо ушей гневные вопли. Тогда птица демонстративно вылетела из гнезда, схватила палку и — нет, не бросила на супруга — положила ее в гнездо, показывая, как надо работать. Самцу ничего не оставалось, как со смиренным видом отправиться на поиски еды для детей и жены с непростым характером.
Какой-то инородный звук раздается посреди завывающего в тростнике ветра — мобильный телефон. Игорь с грустью смотрит на это напоминание о цивилизации и городе, но не ответить нельзя — президент юридической компании не сможет отложить судебное заседание, даже если в этот момент орлан парит в двух метрах от фотообъектива.
— Конечно, это отдых не для всех, — рассуждают уже вечером, за ужином, Игорь с друзьями. — Мы не пьем, никого не убиваем. Большинству неинтересно. Спрашивают, какой смысл?
Смысл — тишина и спокойствие. Звезды так низко, что Большую Медведицу, кажется, можно схватить рукой за хвост, благо он отражается в спокойной зеркальной поверхности реки.
— А еще вот за что я люблю фотоохоту — слышите?
Слышу. Выражения «звенящая тишина» не понимаешь до тех пор, пока она действительно не начнет звенеть в ушах каким-то странным колокольным гулом. Становятся различимы звуки, которых в городе не услышать никогда, — скрип дерева, плеск рыбы в воде, плач шакалов где-то в степи, вой волков и мягкое шуршание ветра в камышах.
Первый вечерний тост (но не водки, а благородного белого вина) за удачную фотоохоту. Последний — за природу.
— То, что делает человек с природой — это беспредел, заповедников мало и большинство в заброшенном состоянии, — говорит Игорь. И добавляет, что, платя за фототур, старается помимо личного удовольствия, дать хоть немного природе, заповеднику, людям которые там работают.
— Помните рассказ Брэдбери про бабочку? Вот мы на эту бабочку уже много раз наступили.





 
(495)
232-14-43

Общие сведения по туру:

9 дней

гостевые дома

3-x разовое

общедоступный

4-8

самолет, микроавтобус, лодки

весна / осень

Даты заездов Бронь Cвобод.
23.09.19-02.10.1908
30.09.19-09.10.1908
27.04.20-06.05.2080





Подписка на новости:

Ваше имя:

Ваш e-mail:


Раработка сайта: Студия SiteNet
© Центр Экологических Путешествий, 1998 - 2019
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru